"Крутые" курсы водолазов 15 000 $

Все что касается работы под водой

Модераторы: svetkins, Vladimir_VRO

"Крутые" курсы водолазов 15 000 $

Сообщение Solomon » 18 янв 2012, 15:42

из Deutsche Welle (Немецкая волна)

Сегодня мы познакомим вас с некоторыми европейскими учебными заведениями, школами, курсами для «избранных». Впрочем, «избраны» они вовсе не из-за аристократического происхождения или туго набитого кошелька. Мы расскажем о том, как учатся профессионалы. Разумеется, курсы повышения квалификации работают чуть ли не при каждой более или менее крупной западной фирме. Но мы выбрали нечто менее банальное: школу, в которой готовили водолазов, спускавшихся к затонувшей подлодке «Курск», институт, где учатся лечить на расстоянии космонавтов, и единственное в мире училище для художников мозаики.

Начнём с самой известной в мире школы глубоководных водолазов. Она находится в Форте Уильям, на западном берегу Шотландии. Проходившие здесь обучение профессионалы спускались к «Курску», но обычно они работают на глубинах куда больших, чем та, на которой лежит атомный крейсер.

Форт Уильям – небольшой посёлок, прилепившийся к скалистому берегу изрезанного ветрами и морем фьорда. Внизу в воду уходит длинный, восьмисотметровый мол. Он принадлежит фирме «Стенмар гроуп». Она производит акустическое и сонарное оборудование для морских судов различных типов (от яхт до океанских лайнеров), подводные видеокамеры и снаряжение для аквалангистов и водолазов. Здесь, в Форте Уильям, фирма открыла школу для профессиональных водолазов.

Сейчас очередная «двойка» курсантов как раз готовится к погружению. Они в специальных костюмах, а инструкторы помогают им надеть громоздкие шлемы с толстым стеклом (такое специальное стекло стоит около семисот долларов). Сзади – несколько шлангов. По одним компрессоры будут качать с поверхности гелиокислородную смесь (только она допускает погружение на большие глубины – от ста до четырёхсот метров). По другим шлангам подаётся вода температурой 38 градусов. Она будет омывать тело водолаза, предохраняя его, таким образом, от переохлаждения. Есть ещё несколько шлангов, точнее – кабелей: для видеокамеры, переговорного устройства, подачи тока к лампам, укреплённым на шлеме.

Специальный водолазный «колокол» опускает двух курсантов на глубину в 160 метров. Руководит учебным погружением Том Бриин. Он сам двадцать лет проработал на больших глубинах. И все его курсанты – это уже опытные водолазы, так что школа фирмы «Стенмар гроуп» для них нечто вроде курсов повышения квалификации. Но, прямо скажем, недешёвых курсов. Во всём мире таких учебных центров всего четыре. В «Форт Уильям» «Стенмар гроуп» инвестировал пять миллионов долларов, которые как-то должны окупиться. Поэтому и плата за обучение здесь очень высокая: будущим глубоководным водолазам приходится выложить за три месяца, которые длятся курсы, пятнадцать тысяч долларов.

Впрочем, нередко эти расходы берут на себя работодатели – как правило, крупные нефтяные концерны, которые эксплуатируют стоящие в море нефтедобывающие платформы. Сборкой, ремонтом и контролем подводной части этих платформ, а также проходящих по дну морей океанов нефтепроводов, и занимаются, в основном, глубоководные водолазы. Порою им приходится работать на глубинах, достигающих четырёхсот метров. Это и тяжело, и опасно, поэтому неудивительно, что зарплата сегодняшних курсантов будет примерно пять-шесть тысяч долларов, а если повезёт – и более двадцати тысяч.

Спрос на этих специалистов немалый, а в мире их насчитывается сегодня лишь около шестисот. Многие из них (в том числе и английские водолазы из той интернациональной группы, которую с опозданием позвали спасать моряков «Курска») проходили обучение в «Форте Уильям», у Тома Бриина.

Водолазов здесь, разумеется, не просто учат опускаться на большие глубины. Они режут под водой бетон и варят сталь, очищают металлические опоры нефтяных платформ от ракушек и водорослей, ищут и заделывают пробоины в подводных трубопроводах... Подготовка в «Форте Уильям» – очень серьёзная, и операции, подобные открыванию люка затонувшей атомной подлодки «Курск», курсанты выполняют здесь уже на втором месяце обучения.

Все курсанты, кстати говоря, очень молоды. В сорок лет карьера глубоководного водолаза, как правило, уже заканчивается: и здоровье не позволяет, и образ жизни уже пора менять. Дело в том, что водолазы, работающие на нефтедобывающих платформах, проводят на этих затерянных в море искусственных островах, вдалеке от родных и близких, по шесть-семь месяцев подряд. Что немногим отличается от тюрьмы.

Хотя таких денег, конечно, ни в какой тюрьме не платят. Даже если выдаёшь тройную норму в слесарной мастерской. С тем же успехом с тюрьмой можно сравнить и космическую орбитальную станцию. Зато, правда, осуждённый может обратиться к врачу и получить хоть какую-то медицинскую помощь. Космонавта же от ближайшего врача отделяют тысячи и тысячи километров. А вдруг случится что-то серьёзное? Как быть тогда? В немецком городе Майнце сейчас как раз и учатся тому, чтобы ставить диагноз заболевшим астронавтам и оказывать им медицинскую помощь... на расстоянии.

«Стан» – так зовут пациента–робота, на котором вот уже четыре года врачи–анестезиологи отрабатывают нештатные ситуации в университетской клинике Майнца. Здесь действует так называемый «Симуляционный центр», равному которому нет в Европе. Здесь уже прошли переподготовку около двух тысяч анестезиологов. С июля «Стан», стоимость которого составляет семьсот тысяч марок, помогает не только «обычным» медикам. В «Симуляционном центре» начала работать группа телемедицины. Как говорит уже само название, это относительно новое направление предусматривает постановку диагноза (и по возможности лечение)… на расстоянии. Причём проект, рассчитанный на пятнадцать месяцев, носит вовсе не теоретический характер. Учёные из «Симуляционного центра» Майнца, университета города Эрлангена и Немецкого общества космической медицины, а также их российские коллеги намерены разработать специальную программу диагностической помощи космонавтам, которые долгие месяцы проводят на международной космической станции.

С российской стороны руководителем этого проекта является профессор–кардиолог Олег Атьков, который сам в 1984 году несколько месяцев провёл на орбитальной станции «Салют–7». Выступая в Майнце, он говорил о том, что из-за нарушений сердечного ритма и различных инфекций уже приходилось раньше запланированного времени возвращать космонавтов на Землю. Но необходимость неотложной медицинской помощи на орбите станет куда более острой в ближайшем будущем, когда на космической станции начнут работать не только профессионалы, которых готовили к этому много лет. Кроме того, в космос уже полетел первый турист… Поэтому и учатся сейчас медики с помощью симулятора «Стана» быстро и правильно ставить диагноз на расстоянии, помогать или (если это в космосе невозможно сделать) организовывать эвакуацию пациента на Землю.

Как сообщил немецкий руководитель проекта, директор клиники в Майнце, профессор–отоларинголог Вольф Манн, сначала будут отрабатываться четыре возможных клинических сценария: инфаркт миокарда, желудочное кровотечение, нарушение функций вестибулярного аппарата и тяжёлый ожог. В компьютер, управляющий роботом «Станом», который сейчас играет роль космического пациента, введены данные, полученные в результате челночных полётов на станцию «Мир» и во время работы на ней. Специалистами из университета Эрлангена (они считаются ведущими в Европе в области средств коммуникации в телемедицине) разработано новое программное обеспечение. Ведь одного только измерения пульса, кровяного давления и других столь же элементарных диагностических шагов совершенно недостаточно для того, чтобы объективно оценить состояние астронавта и возможную реакцию его организма: в космосе, в условиях невесомости, эта реакция другая.

Поэтому даже профессорам приходится учиться новым методам диагностики.

Финансирует проект Немецкое космическое агентство, выделившее на эти цели 750 тысяч марок. «Ноу-хау» предоставляют тоже немцы. Но результатами его смогут воспользоваться обе стороны – и немецкая, и российская.

А теперь репортаж из Рима. Точнее говоря, из Ватикана. В этом папском мини-государстве работает уникальная школа художественной мозаики. Попасть в неё очень непросто, но, тем не менее, учатся в ней не только монахи.

Под сводами главной католической базилики – собора Святого Петра собрано много христианских реликвий и произведений великих мастеров кисти и резца. Здесь творения гениев возрождения Бернини, Браманте, Микеланджело соседствует с мрамором Торвальдсона и бронзой Джакомо Мандзу. Выдающиеся по своей художественной выразительности композиции на темы Священного Писания украшает стены собора. Но, присмотритесь внимательнее, это не фрески и не живописные полотна. Только когда глаз ловит неожиданную игру света в гранях деталей картины, понимаешь, что перед тобой мозаичное панно. И действительно, в оформлении величественного храма использованы не краски, а древняя техника мозаики.

Именно в годы строительства базилики, в самом начале 16 века, под руководством самого Рафаэля Санти в Ватикане образовалась уникальная школа мозаичных мастеров, существующая и поныне. Это вообще свойство счастливой руки Рафаэля. Его начинания пережили века. И яркая униформа, придуманная им для папских швейцарских гвардейцев, и знаменитая школа ткачей, создателей гобеленов, и единственная в мире школа мастеров мозаики. Она и сейчас существует при ватиканских реставрационных мастерских, и состоит на балансе государственного секретариата Святого Престола. Строго говоря, школа начала действовать еще в 1578 году, когда несколько венецианских мозаистов украшали основание купола собора Святого Петра. Именно успех, вызванный тогда применением мозаик, повлиял на решение выбрать исключительно эту технику для украшения базилики.

Школа и мастерская мозаики получили свой нынешний официальный статус в 1727 году. Сейчас в этом уникальном заведении занимается около двух десятков юношей, половина из них является монастырскими послушниками. Срок обучения три года. Причем последний год молодые мастера трудятся над изготовлением заказов, или реставрации старых мозаик. Это и есть своего рода их дипломные работы. Среди преподавателей учителя живописи и ваяния факультета искусств католического григорианского университета и опытные реставраторы. Расположена школа на территории ватиканского города-государства, за мощными стенами Льва Четвертого, рядом с площадью Святой Марфы, на пятачке между миниатюрным железнодорожным вокзалом, ныне почти не используемым, губернаторским дворцом и церковью Святого Стефана.

Говорят, что название искусства мозаики произошло от греческого слова муза, во всяком случае, этот метод возник в античную эпоху, и до нового времени дошли подлинные мозаичные шедевры найденные при раскопках Помпеи и других древних городов. Огромный импульс развитию мозаики был дан с приходом христианства. До сих пор византийские и равеннские мозаики считаются эталоном храмового искусства.

Подобно своим предшественникам, современные мастера, выпускники мозаичной школы Ватикана, ревностно хранят секреты своего ремесла, доверяя их только безмолвным церковным сводам.



Алексей Букалов, Ефим Шуман
оригинал
Аватар пользователя
Solomon
 
Сообщений: 2616
Зарегистрирован: 15 мар 2010, 21:13
Имя: Олег
Город: Киев
Уровень: Instructor

Вернуться в Водолазное дело

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron